Главная
Обмен ссылками
Людмила Козаченко:
Песня о нашем заводе
Химеры
Роща "Куинджи"
Ночные бдения
Осеннее
Романс "Сожаление"
Листопад
Развод
Внуку
Притча о скифах
Пейзаж
Не сотвори себе кумира
Пилигримы
Мини-зарисовки
Еще...
Валентина Крыхта
Борис Попков
Приключение Змея Горыныча
Анатолий Бенер
Сергей Крыжановский
Павел Елагин
Владимир Зельцер

Дуб

Неторопливо он вздыхает,
гордясь израненной корой.
Раскинулся и — отдыхает,
как старый пахарь, над Пахрой.

Яснели будущего годы,
определялся новый век,
и с тайным разумом природы
сливал свой разум человек.

На ветках, взвитых в поднебесье,
лесной мудрец за сотни лет,
как на весах, уравновесил
с землею — небо, с тьмою — свет.

Перемогая все невзгоды,
он не склонял своей главы,
и откольцовывались годы
в нем, точно улицы Москвы.

Ему эпохи — что недели...
Под ним потешные Петра
стреляли метко, кашу ели
назад — ну день, ну полтора...

Шел Бонапарт сюда войною,—
с тех пор прошел всего лишь час,
В нем чувство времени иное,
совсем иное, чем у нас

ПИСЬМО ИЗ МОСКВЫ

Тобой за счастье почиталось,
что он, как мне, тебе знаком;
тебе и снилось, и мечталось
жить только в городе таком.

Хочу, чтоб снова оглядела
ты эти улицы со мной,
чтоб надышалась до предела
и новизной, и стариной.

Неисчислимых окон соты...
Табун машин... И — тишина...
В подножье у громад высотных —
церковка дум своих полна.

Калины красной полнокровье,
дворы с некошеной травой...
В самой Москве есть Подмосковье
душа России полевой.

Бежит подветренная роща
вдоль напоенных зноем плит;
во всю ивановскую площадь
в Кремле история гремит.

И розовеют предков лики,
и зорями венчает сам
свою главу Иван Великий,
их возвращая небесам.


pulsar21@mail.ru