Главная
Обмен ссылками
Людмила Козаченко:
Песня о нашем заводе
Химеры
Роща "Куинджи"
Ночные бдения
Осеннее
Романс "Сожаление"
Листопад
Развод
Внуку
Притча о скифах
Пейзаж
Не сотвори себе кумира
Пилигримы
Мини-зарисовки
Еще...
Валентина Крыхта
Борис Попков
Приключение Змея Горыныча
Анатолий Бенер
Сергей Крыжановский
Павел Елагин
Владимир Зельцер

Феофания

Николаю Даниловичу Зайченко

Древо в саду не боится увечий,
коль садовод в своем деле хорош,—
так и в огромном саду человечьем чудотворящею силой отмечен
не для убийства отточенный нож.

Чтобы отвлечь меня от боли,
больничный день развеял мглу.
Я здесь, как путник в снежном поле, тянусь к далекому теплу.

Я здесь — как лодка на приколе,
не подчиненная веслу.
В моем окне запиской с «воли»
прилипла бабочка к стеклу.

А там, в полях, мне в руки прямо
несется с ветром телеграмма.
А может, с ветром не в ладах,
она среди столбов гудящих
застряла в лапах птиц, сидящих
на телеграфных проводах?!
Работает капельница.
Капля за каплей.
Капля за каплей.
День ото дня.
День ото дня.
Время по капле,
по капле,
по капле,
льется через меня.
Просачивается под кожу,
струится по вене,
усыпляет коротким сном.
А за окном,
над вешней землей,
над зеленью и белизной
ее постели — капельница апреля!

На битву против смерти выходя,
больные получают, как солдаты, обмундировку: туфли и халаты
с комплектами казенного белья.

В доспехи те был облачен и я,
когда, гремя под окнами палаты,
мир за простую радость бытия
вдруг от меня потребовал расплаты.
Я возвращен как бы с другой земли.
И мне мою одежду принесли.
Пусть изнурен я долгою борьбою,
но, ожидать устав день ото дня,
мой пиджачок вновь смотрит на меня...
Я встретился опять с самим собою!

День в туман погружен. Отмокает зима.
В лужах твердая кожа ее размягчилась. Но деревьям покуда хватает ума
не разбалтывать, что пережить мне случилось.
Лишь вверху кое-где набухают слова,
к их значению ключ все еще не подобран. Почерневший кустарник вздыхает едва, тишина, как врачебная, запись, подробна. Вот на этой тропе две недели тому
я сквозь ветки смотрел в глубину небосвода
перед тем, как меня погрузили во тьму,
из которой могло не случиться исхода. Впрочем, что говорить о нашествии тьмы, если солнце по капле срывается с веток, если снова дубленая кожа зимы
отмокает на тропах,
пропитанных светом.


pulsar21@mail.ru