Главная
Обмен ссылками
Людмила Козаченко:
Песня о нашем заводе
Химеры
Роща "Куинджи"
Ночные бдения
Осеннее
Романс "Сожаление"
Листопад
Развод
Внуку
Притча о скифах
Пейзаж
Не сотвори себе кумира
Пилигримы
Мини-зарисовки
Еще...
Валентина Крыхта
Борис Попков
Приключение Змея Горыныча
Анатолий Бенер
Сергей Крыжановский
Павел Елагин
Владимир Зельцер

Ялта зимой

Еле-еле тусклые рассветы
пробивают изморозь и мглу,
а на пляже летние газеты
загоняет ветер под скалу.
Налипает на скале отвесной
снег, порою прилетая с гор.
Людям больше у воды не тесно,
на морском просторе — есть простор.
Чахнут пальмы. Солнцу не до смеха.
День хмуреет, в брызгах отмелькав.
И идет вдоль моря доктор Чехов,
торопясь и кашляя в рукав.


ЖЕНЩИНЫ

(Картина Тинторетто)

Ученики разбежались в испуге,
с черной толпой разлилась темнота,
все отступились. Одни лишь подруги
на ночь остались стоять у креста.
Мрак под холмом был особенно плотен, пес где-то лаял в безлунной глуши...
Не было сил отойти им от плоти,
плоти — достойной подруги души.
Не было сил, и немыслимо было
друга оставить в конце одного.
Женщин дыханье к нему восходило, женщин слова утешали его.
Все чудеса, поученья, поступки переживались скорбящими вновь.
Слаще пропитанной уксусом губки
губы ему освежала любовь.
Женщины к небу, нависшему хмуро,
с тайной надеждой направили взор,— там, повторив человечью фигуру,
крест им объятья свои распростер.

НАТЮРМОРТ

На снимке нет ни одного лица.
Стол. На столе тарелки и приборы
ведут между собою без конца
о времени далеком разговоры.

Но надо ж было так подслушать их,
так подстеречь их дружную беседу,
что и поныне голос не утих
хозяйки, приглашающей к обеду!
Нет ни мужей, ни их нарядных жен,
в немых бокалах скрыт заздравный звон,
на первом плане — с зеленью вазон,
на свежих листьях — рукотворный дождик.
Никто на снимке не изображен.
Зато во всем присутствует художник.


pulsar21@mail.ru